Лена Кречман (playmother) wrote,
Лена Кречман
playmother

Тот, кто летает

Написала по приколу на Рваную Грелку рассказик. Маленький совсем, но ждать результатов не буду - и так поняла, что его закакали уже со всех сторон. С одной стороны правильно - я сама чувствую, что рассказы сложная форма и мне они не даются, а потом я как бы еще тренируюсь. Но что я поняла - не хочу больше никаких конкурсов, где авторы судят других авторов. Ну это все в качель.


vdal131

Опубликую здесь ибо это мой бложе и хоть здесь я могу спокойно выкладывать свои окололитературные потуги. Главное я поняла один секрет, как писать. Но чтобы овладеть им - нужно просто продолжать и я хочу это делать, даже несмотря на то, что многие сочтут это ненужной глупостью.

И главное мне это дело в кайф. Как сказала 1oldcow, когда ты пишешь ты же становишься счастливее, значит это стоит того.

РАССКАЗ

«В тот день мы встали с тобой чуть только расвело. На самом деле, ты разбудил меня на полчаса раньше, чем завывающий и дребезжащий будильник. Зная, что я приготовил сюрприз, ты был нетерпелив. Мы даже ничего не поели. Просто оделись и вышли из дома.

Небо было такое, словно его отчистили до белого. Когда-то я любил такой неопределенный цвет. А теперь не люблю.

Представь, шли мы по старой гравийной дорожке совсем недолго. Серый зигзаг, брошенный на зеленое поле, вел нас к большому плоскому камню. Я сам стриг это поле и плоский камень был для меня особой отметкой.

Вдалеке видны одиночные деревья, но до них может чуть меньше километра. Там, еще дальше, начинается по-настоящему густой лес.

Ты одел вязанную шапочку и теплую куртку, но тебе все равно зябко. Ты сутулишься и прячешь руки в карманы, поеживаешься. Я напоминаю тебе о том, что нужно подышать часто-часто как собака и показываю это. Изо рта вырываются небольшие клубочки пара. Ты тоже дышишь часто и смеешься, а я смеюсь с тобой. Я предвкушаю момент, когда ты увидишь, что я приготовил.

Ты подпрыгиваешь в радостном возбуждении - еще никогда ты не поднимался так рано и не выходил из дома, и не шел со своим отцом через поле к плоскому камню под почти белым небом, похожим на холст.
Дорога под нашими ногами шуршит, а вокруг очень тихо: трава не шепчет - ветра нет, насекомые не жужжат - они спят, птицы не поют - они улетели.

И вот мы на месте - плоский камень велик. Он образует ровную квадратную площадку около 20 квадратных метров и почти весь ушел в землю. Чтобы вступить на него, нужно всего лишь повыше задрать ногу. Я вступаю на него первым и даю тебе руку - ты еще совсем невысокий мальчик, а потом достаю из рюкзака голограф и ставлю его на камень.

Так я называл его, хотя он был первым прототипом совершенно нового устройства. Это был прорыв в демонстрации изображений и я взял тебя, чтобы тебе первому показать на что он способен. В руке у меня контроллер - небольшая рукоятка с сенсорной кнопкой под большой палец.

Я запустил его и мы оба стали смотреть вдаль. Каким-то образом ты сам понял куда нужно смотреть.

Казалось воздух слегка задрожал и вот вдалеке появилось небольшое алое пятнышко. Расширившись оно стало ярче, засияло будто электрическое - по его поверхности заскользили цветные переливы. И тут вдруг оно начало расти быстро, расцветая как бутон цветка в убыстренной съемке. Раз! - и пятно взорвалось, рассыпавшись брызгами, которые разлетелись не в стороны, а только вверх и, через мгновение, собралось в громадного дракона с крыльями. Ты даже вскрикнул от восхищения:

- Вот это да!

Дракон махал крыльями, переливался темными градиентами, вспыхивал электрическими разрядами, а ты завороженно смотрел ввысь. Я водил рукой с контроллером и дракон плыл по небу, словно живой. О, вот еще одно пятно появляется, немного поменьше и быстро вспухает, разрывается - появляется мальчик, который прыгает на дракона и они вместе резвятся на небе. Я веду руку на себя и дракон, он стал красным и как будто пышет жаром, стремительно приближается к нам. Уже можно разглядеть громадные, перепончатые крылья, чешуйки на коже и громадную голову: на лбу длинные рога, а ниже два желтых, пугающих глаза. Если честно, даже я поражен уровнем детализации. Ты уже вопишь от восторга. Признаюсь мне и самому захватило дух тогда…»

Сергей Анатольевич почувствовал, что его тело обмякает, когда он проговаривает и визуализирует воспоминание. Силы уходили из мышц, заставляя безвольно полулежать на черном кресле. Он кинул короткий взгляд на тело, лежащее в другом конце комнаты, и сразу отвел взгляд. Ему совсем не хотелось сейчас снова рассматривать изможденного сына, к голове которого подключен толстый провод. Раньше проводов было несколько, но компания добилась невиданного прорыва - отверстие теперь требовалось только одно.

Он и сам подключен. Провод тянется к Фриде - на ее мониторах Док отслеживает состояние передачи. Успешно это будет или нет? Сергей Анатольевич не знает. Он продолжает.

«…А потом я достиг всего о чем мечтал и даже больше. Мои изобретения выкупила крупная компания, мне было даны все условия для моих дальнейших исследований. И, мне так стыдно, но я забыл про тебя. Это воспоминание про то, как я показывал тебе дракона, на котором катается мальчик чудесным образом похожий на тебя… Думаю оно последнее из тех, где мы были так близки с тобой.

Я сам не заметил как потерял тебя. Когда мы выпустили нашу потрясающую новинку - устройство позволяющее загружать чужие воспоминания, я и подумать не мог о последствиях. О том, что сотни и тысячи людей начнут продавать свои воспоминания. Я не представлял к чему это приведет.

Ты продал все, что знал. Сын, ты почти погиб. Чудом тебя нашел мой знакомый в районе Серых Коридоров. Ты выглядел ужасно изможденным, а твои глаза смотрели в одну точку. Ты никого не узнавал и ничего не хотел. Да и сейчас я не знаю, получится ли у нас сделать что-то, но я надеюсь.
Я даже не знаю, любишь ли ты еще летающих драконов. Тогда, в детстве, ты просто с ума сходил по ним. Именно поэтому я попросил нарисовать реалистичного…»

Он осекся. Тот день, который он сейчас как бы рассказывал сухо и детально для того, чтобы Фрида могла правильно передать его сыну, теперь нахлынул на него теплой волной эмоций. Глаза защипало. Сергей Анатольевич плакал.

- Да, я все еще люблю тех, кто летает. - Бледные губы его сына шевелились, словно хотели сказать еще что-то. Наконец рот растянулся в улыбке и он шепотом, словно из последних сил, произнес: - И я больше не хочу забывать этого никогда.


Tags: #творчество, мама говорит, мама пишет, мысли, мысля, рассказ
Subscribe

Posts from This Journal “рассказ” Tag

  • Типа стихи 1

    По берегу солнца, горячего как кипяток Танцуем блаженно, а ноги уходят в песок Какие печали забыл ты в далеком краю? Как дым растворились, но я не…

  • Моя книга на Самлибе

    Дорогие друзья, все кто хотел почитать книжку в онлайне - милости прошу: НЕ ВРЕМЯ ДЛЯ ВЕЧНОСТИ выложен на самлибе. Я так понимаю, что там же можно…

  • 389098 воплощение душ 03011145678, 03011145679 (из романа "Не время для вечности")

    Иша читает книгу: «Солнце закатилось за горизонт и прохладная тьма, опустилась на долину. Маленькие ноги спустились с деревянной кровати и…

promo playmother january 19, 2017 19:02 6
Buy for 50 tokens
Я изготавливаю для блога только стопроцентно авторские материалы. О детях и о жизни, а также нет-нет выкладываю дурацкие рисунки и прочие благоглупости. Отныне официально заявляю рекламе - ДА. Но я дорожу своими читателями и никогда не буду советовать что-то некачественное и…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 24 comments