Лена Кречман (playmother) wrote,
Лена Кречман
playmother

ОТВЕРГНУТАЯ (рассказ, драма)

Рассказик накропала. Кому не лень, прошу оценить. Спасибо)


- Ай! - тонко вскрикнула Алиска.
Подойдя к ней, я увидела, что на указательном пальце ее левой руки, быстро расплывалось алое пятнышко.
Я сразу выбежала на деревянное, поскрипывающее крыльцо и крикнула в залитый солнцем двор:
- Мам, скорее! Там Алиска палец порезала.
Мама вынырнула откуда-то из-за угла, из-за колючих кустов шиповника, налившихся сочными кисло-сладкими ягодами.
- Иду-иду.

Вместе с ней мы зашли в небольшую кухоньку, где молча стояла Алиса, держа левую руку на весу и немного в стороне от себя. На укрытом клеенкой столике лежала дубовая разделочная доска с недорезанной морковкой.
Когда мама обработала порез и заклеила ранку пластырем «в цвет кожи», мы вышли с Алисой на крыльцо и присели на прогретые ступени.

- Ладно, идите, я тут сама докрошу все, - отпустила нас моя мама.

Алиска всегда ужасно боялась боли и очень плакала, даже если случалось с ней что-то незначительное. А сейчас она была спокойна и молчалива.

- А тебе больно? - спросила я.

- Нет, пустяки… - задумчиво ответила Алиска. Мы пошли босиком по мягкой дорожной пыли, изредка подошвами ног отыскивая остренькие бока гранитных камешков или обломки какой-нибудь ветки. Над головой синело безбрежное небо. Где-то вдали клочковатыми корабликами плыли безмятежные облачка.

- Ты знаешь Венера, бывают вещи гораздо больнее, - сказала она и снова замолчала.
Я посмотрела на мою Алиску. Загорелое лицо, тонкие черты в обрамлении волос, выгоревших до соломенного цвета, ясные серые глаза и губы розовые, будто всегда накрашенные - она была очень мила.

- Невзаимная любовь, - снова сказала она и вдруг горько заплакала. В смятении я остановилась и обняла ее. Утешитель из меня плохой, но при виде слез сердце всегда мучительно сжимается в сострадательный комок.

- Алис, ну что ты это…Что случилось то? - начала я спрашивать, понимая, что слова может быть и не, но других нет.

- Да ладно, до «дюн» дойдем, там расскажу, - размазывая слезы по лицу, ответила она.
Мне стало немного легче, но показалось даже, что солнце начало скрываться за серым, будто пуховым покровом.

«Дюны» это небольшое место на берегу местного водоема, окруженного соснами. Крохотный песчаный оазис у самой воды, огроженный со всех сторон высокими глинистыми выступами. На светлом песке лежало небольшое бревно, очищенное от коры. Днем можно надеяться, что оно будет свободным.

И вправду никого вокруг не было. Мы спрыгнули на мягкий песок и он ласково обнял уставшие ступни. Сосновые иголки, устилавшие ковром наш путь с тех пор как мы свернули с дороги и направились к водоему, неприятно кололись. Думая как это полезно, я и не собиралась надевать обувь. Все лето мы бегали босоногими девчонками. Даже в холодный дождь, наотрез отказывались от резиновых сапог и радостно скользили по размокшей дорожной жиже, глядя как светлая кожа ног вязнет в коричнево-черных потоках.

- Вообщем ты уезжала на неделю, а со мной тут произошло… Да ничего вообщем и не произошло. - Внимательно слушая ее, я смотрела на спокойную воду, отражавшую деревья, плотным строем стоящие вокруг водоема и на небо, которое снова было голубым и чистым.

- Я влюбилась, Венерка. Блин, тупо так. Я его в магазине шесть дней назад встретила. Такой красивый - натуральный блондин. Волосы прямо золотистые! - по ее тону я чувствовала, что подруга восхищена.

- Лицо… Прямо сейчас на обложку! Он на меня посмотрел и улыбнулся…

- И что дальше было? - мне стало любопытно.

- В том то и дело, что ничего особенного. Я просто выследила его, в какой он дом пошел и потом болталась неподалеку все дни как дура. И видела его. Я прямо горю вся, хочу быть с ним. Он когда меня видел, то просто улыбался и все…

- А чего плачешь то. Я думала тебя послал кто-то, а этот, он же улыбается. - Я решила немного подбодрить ее.

- Не знаю. Ему лет двадцать, а я малолетка…
Алиска права. Нам вот-вот стукнет тринадцать лет. Вроде дети еще, но на мальчиков уже странно смотрим, не так как в детстве. С неясным томлением в груди.

И не на ровесников, они какие-то совсем глупые и мелкие что ли. А кто постарше, тот сам на нас смотрит как на дур.

Правда с одним ровесником я уже целовалась, зимой в подъезде. Было интересно и волнительно, но я еще не влюблялась, это точно.

Смотря на высокие корабельные сосны напротив, на воду, я вдыхала свежий воздух, слушала как где-то вдалеке перекликиваются птицы и думала, а не кажется ли окружающей природе, что наши страдания сущая глупость.

Глядя на верхушки деревьев, устремленных в небесную синь мне мнилось, что они шепчут о чем-то вечном, недоступном…

- Слушай, Алис, мысль есть. Давай его сегодня найдем, может поговорим даже, а? Вдвоем не так стремно, если что.

Казалось подруга моя сразу оживилась. С горящими глазами она схватила меня за руку:

- Ты пойдешь со мной? - когда я кивнула головой, она издала восторженный крик и тут же потянула меня: - Пойдем прямо сейчас!

Но ее боевое настроение быстро переменилось.

- Венер, ты правда думаешь, что стоит? - засомневалась Алиса, когда мы вновь ступили на покалывающую землю.

- Ну по-крайней мере ты его увидишь и покажешь мне. Мы всегда можем сделать вид, что просто гуляем.

- Ты гениальна. Всегда ты какие-то идеи подаешь. - А я что, я просто была рада, что Алиска снова довольна.

И она повела меня в сторону сельского магазина, у которого часто собирались компании. Подростки покупали там не только жевачку и конфеты, но пиво и сигареты. Мне это не нравилось. Там грязное место. И сельские ребята грубоваты. Но мне очень хотелось взглянуть на парня, который так взволновал сердце Алиски.

Выйдя с мягкой дороги и пройдя немного по прохладной глинистой земле, мы ступили на заплеванный асфальт у магазина. И чудо - в дверном проеме показался прекрасный юноша. Мне показалось, что он был похож на ангела: светлые волосы, голубые глаза, правильные черты лица и даже что-то утонченное, особенное мне почудилось в нем.

Глядя, как он непринужденно выходит и идет в сторону от нас, я почувствовала, что и мое сердце растаяло. Не сговариваясь мы тихо пошли за ним. Наш ангел быстро пересек небольшую площадку перед магазином и пошел по небольшой дороге, обросшей кустарником, которая вела к дачным домам, видневшимся в отдалении. Мы быстро пошли за ним уже не таясь.

Неожиданно парень развернулся и остановился, глядя прямо на нас.

- Девочки, вы случайно не за мной идете? - спросил он нас с улыбкой. Голос тоже очень приятный, отметила я про себя. Алиска просто застыла. Я поняла, что должна говорить, где-то в глубине мне хотелось, чтобы он обратил на меня внимание.

- Да, за вами. Мы хотели познакомиться. - Неожиданно выпалила я.

- Ну давайте знакомиться. Меня Гарик зовут, а вас как?

Мы представились, а он спросил:

- И что же дальше?

Сама удивляюсь себе, но я сразу сказала:

- Мы хотели бы гулять вместе.

- Ооо. - видно было, что он удивлен. Наверное с минуту Гарик оценивающе смотрел на нас, а мы как завороженные смотрели на него и мне эти мгновения казалось вечностью.

- Сколько вам лет? - наконец спросил Гарик.

- Скоро будет тринадцать. - Он больше смотрел на меня и я чувствовала особое удовольствие. Мама говорила, что я тоже красивая, хотя и полная противоположность Алиске. У меня глубокие темные глаза и длинные черные волосы.
Обычно я заплетаю их в густую, тяжелую косу, но сегодня волосы свободно рассыпались по плечам. Мне показалось, что мы понравились ему.

- Чтож, ладно. Сегодня у меня дела. Приходите завтра в шесть вечера сюда, поговорим. - сказал он просто и наши сердца окрылились надеждой.

- Ну пока. - И развернувшись, он пошел дальше по дороге. Мы стояли в сладком оцепенении, а потом посмотрели друг на друга и рассмеялись.

- Алиска, ты убьешь меня, - сказала я сразу, потому что не любила скрывать что-то. - Мне он тоже очень понравился.

Но подруга похоже пребывала в сладостной эйфории:

- Да не важно! Не важно все! Благодаря тебе, он говорил с нами! О Боже, как дожить до завтрашнего вечера? Я же с ума сойду!

Алиска была в большом возбуждении, а я ощупывала внутри себя это новое ощущение: оказывается это так славно, когда тебе нравится кто-то другой.

Я чувствовала особое, поэтическое настроение, а подруга похоже строила разнообразные планы. Мы разговаривали весь вечер и не могли наговориться.

Даже когда прохлада опустилась на наши тела и в недосягаемой выси зажегся яркий серпик месяца, мы сидели на траве во дворе, охваченные своими волшебными мечтами. Нам мнился наш единственный принц, с которым мы будем гулять вместе или по очереди и как он будет любить нас, а мы его. Как мы вернемся в город и мне тогда представлялся почему-то влажный бульвар, светящийся в лучах солнца и мы бредущие куда-то, разговаривающие обо всем. И его улыбка. Такая чудесная улыбка.

«Идите уже сюда, ешьте и спать» - позвала нас мама.

Ночь уносит наши мечты и помещает их в светлые сны…

Утром мы снова погрузились в наши размышления. Я смотрю на Алиску, на красавицу Алиску, она смеется и я чувствую, что и ее люблю. Что весь мир как-то неожиданно распахнулся для меня и что в сердце своем я чувствую удивительный теплый источник. И мне хорошо просто оттого, что другим хорошо.

Сердце радовалось солнцу, которое ласково запрыгало по листьям, по травам, по нашим телам. В этот день я особенно радовалась деловитым жукам, птичкам и растущей землянике, которую мы собирали у канавы. Радостно было взять жестяные ведра и бежать на колонку. А там жать на рычаг, добывая из под земли ледяную, вкусную воду, которая с приятным звуком падает в серебряное ведро.

Мы старались отвлечь друг друга, но все мысли наши устремлялись к часам, подгоняя стрелки бежать поскорее. После обеда, измучившись ожиданием мы пробовали говорить о чем-то, но каждая внутри себя говорила перед его образом и ждала, когда же будет шестой час, чтобы растягивая шаги поплестись в сторону магазина и прийти вовремя на ту самую дорогу.

Наконец мы вышли из дома. Проходя мимо магазина, мне показалось я услышала смех за кустами - там стояли две покосившиеся скамейки и по вечерам собирались пьяненькие компании.
Но вот и наша дорога, сердце уже прыгает в груди и как-то сжимается странно, как будто в неясном предчувствии. Вечер опускает на нас прохладное одеяние, пахнет свежестью и я прикасаюсь к листьям кустарников, когда мы идем к тому самому месту. Дорога пуста.

- Венера, посмотри сколько времени. - Каким-то странным голосом попросила Алиска.
Было шесть. Ровно шесть. Ну ничего мы подождем. Это же ничего, что его еще нет. Вообще где-то мы слышали, что девушки должны опаздывать, а парни они могут тоже придти попозже, это ничего. Время шло и мы стояли на месте. Вдруг мы услышали, что кто-то идет по дороге, шурша кустами.

«Это он!» - мне казалось я читаю мысли своей дорогой подруги. Но к нам вышел подвыпивший мужичок с большим красным носом и посмеиваясь спросил:

- А вы чего здесь стоите, красавицы? Ждете кого?

- Ага, - просто ответили мы.

- Суженого-ряженого верно, - сказал мужичок и посмеиваясь прошел мимо нас.

Была уже половина седьмого. Смеркалось, где-то загавкал пес, громыхнув тяжелой цепью.

- Пошли, Алиска. Он не придет.

- Может случилось что-то?

Мы снова вышли к магазину. За кустами бренчала гитара и слышался пьяный смех, разговоры.
Неожиданно Алиска двинулась в эти кусты. Я схватила ее за руку:

- Эй, ты чего?

- Оставь, Венерка, я схожу. Надо.

И она уверенно прошла сквозь кусты, а я за ней. Что-то царапнуло меня по плечу, посмотрев я увидела, что из царапины сочится кровь.

«Потом разберемся» - мелькнуло в голове. Мы вышли на небольшую полянку. Там сидела компания. Горел костерок и на небольшом, покосившемся столике, с лопнувшей, вспузырившейся поверхностью, стояли бутылки: водка, вино, еще что-то, может лимонад. Прямо перед нами сидел Гарик, а на его коленях девица. Наверное ровесница. В короткой юбке. Она обнимала его за шею, а он ее за талию. Девица была выпившая и курила. Ее густо подведенные глаза уставились на нас:

- Смотри Гарик, а это кто пожаловал?

Мне показалось, что кто-то из парней весело прогоготал:

- О, девчонки пришли.

Мы стояли перед ними, как две невинные лани, в шортиках и футболочках с детскими рисунками.

Гарик глянул на нас и как-то сморщившись, сказал:

- Это? Не знаю, дети какие-то. Идите домой, детки. Вам здесь не место.

Я увидела, что он был пьян. Его красивое лицо уже не было столь красивым, а движения грациозными. Утонченный ангел? Ну нет. И девушка у него вульгарная. Он стал целовать ее в шею.

Алиска быстро развернулась и ломанувшись через кусты побежала прочь. Я рванула за ней. Снова шип царапнул меня по другому плечу. Защипало, но гораздо больше сейчас щипало внутри.

- Стой, Алиска! - закричала я, но она бежала очень быстро.

Когда я дошла до дома, она уже лежала в постели и рыдала в подушку. Я не стала ее трогать.

На следующий день зарядил дождь. Стало холодно, приближалась осень. Мы попросились в город. Друг с другом почти не говорили. Алиска молчала и я не решалась подходить к ней. Что говорить, если мы обе тонем в океане тоски? Хотя бы один должен сидеть на берегу, чтобы бросить спасательный круг другому.

Как-то прошел день, а рано утром мой отец посадил нас в машину и сквозь дождь мы помчались в город. Каждая была благодарна дождю - он словно оплакивал наше первое наивное чувство.

Вернувшись в город я проводила время просто. Исписывала тетради грустными фразами о тщетности бытия, читала стихи Заболоцкого и Есенина. Что-то даже заучивала наизусть.
«Друг мой, я очень и очень болен, сам не знаю, откуда взялась эта боль?».
Сидя за старинным письменным столом, я смотрела в окно, выходящее на запад. Ветер волновал высокую высохшую траву, что росла на пустыре через дорогу. В воздухе висела осенняя тоска.
Я очень ясно понимала, что пройдут годы и все сотрется, все станет очень понятным и простым. Но сейчас, в этот сияющий момент пробуждения женственности, на этой томительной ноте, разве могут маленькие девочки не страдать от безответной любви?
Tags: мама пишет, рассказ
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Она замерзла

    Народ сгрудился на переходе. В ярком свете восходящего солнца клубился пар. Я шла к своим любимым кустикам не ожидая ничего. И тут - она. Вся в…

  • Шпионь за ребенком или безопасность на руке

    Сбылась мечта любого тревожного родителя! Нет, постойте, почему только тревожного? Вернее будет сказать любого ответственного за своего ребенка.…

  • Поплывем же, мой друг

    Дорогие друзья и доброжелатели! Продаю картину. Картон художественный, размер 40х50 см. Цена договорная (это значит вы предлагаете цену, а я…

promo playmother january 19, 19:02 6
Buy for 50 tokens
Я изготавливаю для блога только стопроцентно авторские материалы. О детях и о жизни, а также нет-нет выкладываю дурацкие рисунки и прочие благоглупости. Отныне официально заявляю рекламе - ДА. Но я дорожу своими читателями и никогда не буду советовать что-то некачественное и…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 36 comments