Лена Кречман (playmother) wrote,
Лена Кречман
playmother

Рассказ "В тумане памяти"

Ради прикола поучаствовала в колфане, это типа конкурс фантастических рассказов-сказов. Теперь точно понимаю, что фантастика как она есть не мое. Но опыт интересный. Это моя третья проба пера. До этого был рассказ "Возрожденные" и да, я понимаю, что первый раз не водолаз. Затем "Отвергнутая", тоже не Бог весть какая попытка и вот в этот раз специально на конкурс. Критика была острая и справедливая. Любопытно было почитать, намотала многие вещи на ус. Как всегда поняла, что не безнадежна, но во-первых писать надо больше, а во-вторых жанр рассказа возможно и вовсе не мое. Кому интересно, можете прочесть сей опус ниже. Он небольшой. Во второй тур не прошла, так что можно и выложить, ахахаха.
А тема была по Тютчеву "Другому как понять тебя".

В ТУМАНЕ ПАМЯТИ

«Из меня вообще рассказчик, ну как тебе сказать, не очень, но так уж вышло, что чаще всего меня окружает стайка любопытных подростков и расспрашивает о том, как было раньше. Всегда ли была только выжженая пустыня там Наверху? Всегда ли воду приходилось добывать по каплям и что там на поверхности сейчас - вот их вопросы.
Да, из нашей Стаи я единственный, кто все еще ходит Наверх.
Родители мои, спасибо, хоть обучили чтению и письму - редкий случай. Хотя они были уже задвинутые на модификациях тела и навтыкали железных прутьев в мою и без того слабую голову.
Ты видишь, что я трехпалый - это было модно двадцать тысяч капель назад, а сейчас многие из вас красуются одним пальцем, а то и вовсе отсекают руки по локоть…

Я знаю немного, разве что мною были найдены книги о 3200 годе, так там написано, а какой сейчас? Я не знаю, не знаю. Так вот тогда много диковин разных - одно ясно жили люди на поверхности, а не как сейчас. Да, Наверху жили…»

Трехпалый говорит так, словно обращается к кому-то одному, но вдруг неожиданно прерывается, встает с трудом и идет куда-то. Слушатели провожают взглядом его сгорбленную фигуру с торчащими из боков и головы недлинными железными прутьями. Он выглядит устаревшим. Сейчас в моде модификации намного круче.
Но одна девчушка, у нее вокруг лица торчат небольшие железные острые штырьки, а один глаз закрыт зеркальным стеклом, быстро шмыгнула за ним. Она знала, что сейчас Трехпалый заползет на время в свою коробку, а затем обязательно пропадет на сколько то сотен капель.

В этот раз она подождет и проследит за ним.

Подземелье напоминало гигантский муравейник. Сумрачные своды, освещенные тусклыми электрическими плафонами, затхлый, сырой воздух. Все пространство разделено небольшими стенками, а по периметру холодных земляных стен стоит множество высоких коробок. В одну из коробок завалился Трехпалый, чтобы немного отдохнуть перед выходом Наверх. Черепную коробку снова сдавили боли, преследующие его уже очень давно. Он мало помнит о прошлом, боли стирают память.

Он стал вспоминать, что сказала ему Старая Хо, когда вошла в транс последний раз.
У старухи было морщинистое лицо, один глаз полностью белый без зрачков, а второй голубой, руки совсем без пальцев, а из головы змеились толстые волосы, похожие на провода. Их было так много, что они почти полностью закрывали собой ее тело. Он всегда видел ее сидящей. Прислуживали ей небольшие горбуньи: у одной был зашит рот, а у второй вместо носа металлический клюв.

Обычно он ходил к Старой Хо, только чтобы снять слишком сильные и продолжительные боли. Но в тот раз она сказала:

- Иди Наверх. Иди. Я вижу большое Наверху. Найди, - глаза старухи подкатывались, по телу проходили судороги. - Там что-то высокое, большое. Раньше не было. Найди.

Выйдя из транса она посмотрела на Трехпалого:

- Вода на исходе. Нам нужно искать новые источники. Я чувствую, что то чему я не знаю названия, может помочь. Найди, а я сниму твои боли навсегда.

И он решил снова выйти, как только утечет еще 24 капли. В середине их сектора, высоко на стене висела громадная стеклянная колба, разделенная на две секции. Из верхней секции в нижнюю раз в час падала капля воды - так они понимали время.

Трехпалый провалился в сон с яркими вспышками коротких сновидений, а проснувшись выполз из коробки и поковылял по ряду из таких же одинаковых белых коробок к дальней стене.
Там была неприметная дверь с потайным рычагом в стене. Вдруг он почувствовал, что за его спиной кто-то стоит. Обернувшись Трехпалый резко посветил в темноту и увидел девочку. Свет фонарика отразился в ее зеркальном стекле на глазу.

- Что тебе нужно девчонка? Поди прочь, - сказав так, он почувствовал, что она все еще безмолвно стоит в темноте и наведя на нее фонарик, увидел в ее руках табличку:

«Я ЗНАЮ ГДЕ ЭТО МЕСТО»

Мгновение он раздумывал стоит ли брать ее с собой. Ему показалось странным, что она хочет идти и даже знает про то, что ему нужно найти. Но неясное чувство, похожее на предчувствие, заставило его сказать:

- Черт с тобой, если хочешь идти - иди. Но наверху опасно. Погибнешь, дело твое.

Она кивнула. Тогда Трехпалый нажал на спрятанный в темноте рычаг и дверь медленно отворилась. За ней была лестница, ведущая наверх. Они зашли и стали подниматься, дверь снова затворилась.
Трехпалый ступал с трудом и неторопясь, экономил силы. Он слышал, что девчонка плетется за ним, спотыкаясь на неровных каменных ступенях.
У самого верха он залез в свой тайник и достал рюкзак, в котором лежала парочка световых бомб и бутылка воды. Затем он заглянул в окуляр перископа и стал рассматривать поверхность.
Все было как обычно: сизый туман низко стелился по сухой, потрескавшейся земле.
Небо было плотно затянуто темно-серыми облаками. Где-то вдалеке глухо рокотал гром и вспыхивали молнии, но дождя не было уже очень давно.
Трехпалый повернул вентиль на люке и откинув его, вылез наружу. Подождав пока девчонка выберется, он захлопнул его и огляделся.

- Как звать тебя? А впрочем к черту. Безмолвная, ну веди.

И Безмолвная развернувшись, уверенно пошла сквозь туман.

«Возможно это ловушка» думает Трехпалый, но ему плевать. Он стар и болен. Что ему терять? Он так и не смог понять кто он и зачем живет. Книги, которые он десятилетиями читал, ничего ему не дали. Он понял только то, что однажды произошло что-то страшное, но ему было очень сложно думать. Мысли ускользали и прятались в кокон боли, который казалось рос в его голове. Трехпалый не всегда мог вспомнить предыдущий день.
Иногда во сне он видел ошеломляющие цвета так, словно это была реальность. Зеленый, желтый. Там было что-то щемящее, но неуловимое, в этих снах.

Он шел за девчонкой и посматривал вокруг. Наверху, впрочем как и под землей нужно быть осмотрительным. Стая Остряков может бродить где-то поблизости. И громадные Гниляки - животные, обожающие плоть, никогда не прочь полакомиться тем глупцом, который отважился выйти на поверхность.

Внезапно ему показалось, что вдалеке в тумане мелькнуло что-то. Он дернул девчонку за руку и потянул к двум мертвым деревьям. Они присели за ними. В тумане зажглись огненные глаза и медленно выплыла большая, поджарая туша Гниляка. Его ребра были плотно обтянуты черно-серой безволосой кожей, морда острая и тупая, а из зубастой пасти свесился зеленоватый язык. Гниляк медленно прошел мимо деревьев и снова скрылся в тумане.

«Хорошо, что у них плохой нюх и нет ветра, дующего в его сторону» подумал Трехпалый и подождав немного, они продолжили свой путь. Когда-то его трясло от вида этих тварей, но сейчас он чувствовал, что привык.
Безмолвная уверенно и бесстрашно шла вперед, один раз свернув немного вправо.

Через некоторое время он увидел, как из тумана вырисовывается высокий конусообразный силуэт. Когда они подошли поближе Трехпалый увидел золотистую ракету - он недавно видел подобную картинку в книге. Она стояла, устремленная в небеса, сияющая даже в этом сером свете.
Внизу был люк, к которому поднимался небольшой трап. Безмолвная подошла к люку, прикоснулась к нему ладонью. Люк плавно отъехал вбок. Они зашли внутрь и поднялись по небольшой лесенке в отсек.
Из плафонов на стенах лился мягкий свет. Трехпалый остался у выхода, а Безмолвная села в кресло и положив руки на стол со светящимся кругом, неожиданно заговорила мужским голосом:

- Как сердцу высказать себя:
Другому как понять тебя:
Поймёт ли он, чем ты живёшь…

- Александр. Ты помнишь, что тебя зовут Александр? Наверное нет, тебя очень давно никто не называл по имени.
Это Хара - киборг. Она долгое время собирала и передавала мне видеоинформацию о тебе.

Трехпалый прикрыл глаза. Со вспышкой боли в голове возникла картинка: зеленый газон, ласковые лучи полуденного солнца, а он со смехом бегает и ловит бабочек.

- Тебе было десять, когда началось. Я дружил с твоим отцом. Я говорил ему, но он не хотел слушать. Он принял решение остаться на Земле, а я улетел. Но все эти годы я наблюдал. Боже, прошло всего пятьдесят лет и такая ужасающая деградация.
Еще до того, как был выпущен вирус, который воздействовал на мозг и заставлял людей опускаться до животного уровня, тогда уже люди начали пренебрегать своей внутренней жизнью. Может быть это была кара небесная?
Я всего лишь участвовал в разработке…
Твои родители в конце концов попали в лапы Стаи Остряков, как вы их называете. Они были съедены…

Мне как ученому было интересно посмотреть, к какому состоянию вы придете. Но сейчас эксперимент заканчивается, Земля подошла к экологической катастрофе. Скоро у вас кончится вода и начнутся пожары. Это конец.
Я предлагаю тебе лететь на этом корабле на планету, где я сейчас живу. Ты можешь спасти себя.

- Мысль изреченная есть ложь… - пробормотал Трехпалый. - Спаси их тоже.

- О, нет. Ты меня не так понял, - голос ученого стал холодным, - тебя я заберу только в знак прошлой дружбы с твоим отцом, но эти презренные деграданты… Они довели свою планету и я не дам им довести другую до катастрофы. Летишь?

В мозг Трехпалого сново вонзился осколок давно забытого детства: его родители сидят у окна в комнате, залитой солнечным светом и о чем-то говорят. Мама замечает его, на ее лице улыбка. Она зовет его и хочет обнять…

- Открой вход, я ухожу, - Трехпалый посмотрел на Хару. - Открывай, а не то я разнесу этот чертов корабль. У меня с собой две световых бомбы. И я такой же как они.

- Хара, открой. - приказал голос ученого. Киборг нажал на светящийся круг. Люк плавно отъехал в сторону, открывая взгляду безжизненную, уставшую землю.

Трехпалый вышел и увидел, что из тумана медленно выплывают Остряки. Их было много. Очень много.
Серые уродливые туши, почти полностью обнаженные. У них неестественно большие головы, маленькие злые глазки и громадные, плотоядные рты с двумя плотными рядами острых зубов. Неужели они когда-то были людьми?
Рядом с ними загораются огненные глаза их вечных спутников - Гниляков.

Словно молитву шепчет Трехпалый строчки, которые неожиданно прорвались через боль в его памяти:

Лишь жить в себе самом умей -
Есть целый мир в душе твоей
Таинственно-волшебных дум;
Их оглушит наружный шум,

Он горько улыбнулся и закричал Острякам:

Дневные разгонят лучи, -
Внимай их пенью - и молчи!..

- Идите сюда, сволочи!

Он услышал как за спиной взмыл в воздух корабль, обжигая землю горячим выхлопом. В руках покоились две световые бомбы. Нужно только одновременно нажать на кнопки очерствевшими большими пальцами. Через несколько секунд они взорвутся, сияющим серпом мести скосив все живое на много метров вокруг.

«Молчи, скрывайся и таи
И чувства и мечты свои…»

Успевает подумать Трехпалый за секунду до.
Tags: мама говорит, мама пишет, рассказ
Subscribe

Posts from This Journal “мама пишет” Tag

promo playmother january 19, 2017 19:02 6
Buy for 50 tokens
Я изготавливаю для блога только стопроцентно авторские материалы. О детях и о жизни, а также нет-нет выкладываю дурацкие рисунки и прочие благоглупости. Отныне официально заявляю рекламе - ДА. Но я дорожу своими читателями и никогда не буду советовать что-то некачественное и…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 19 comments